25 февраля 2019

Гид по неочевидной литературе от поехавшей филологини

Возможно, ряда имен вы не слышали. Этих книг нет на полках с бестселлерами и в списках, «которые должен прочесть каждый». Это разная, подчас художественно сложная, сильная и настоящая литература.

1. Театр абсурда и театр молчания

Театр абсурда родился из отрицания логичной и ясной идеологической литературы. Это желание играть со зрителем и читателем, работать с иррациональным, смеяться в подтекстах, швырять из одной эмоции в ее полную противоположность и сразу обратно. Пугать. Смешить. Доводить до слез. Кричать о том, о чем невозможно не кричать.

                                                                                              Самюэл Беккет

Основоположники театра абсурда – Сэмюэл Беккет и Эжен Ионеско. Начинайте с короткой пьесы Беккета «В ожидании Годо» и более длинной работы Ионеско «Носороги». Не ждите внятного сюжета: ждите смелости и литературной силы. Полностью доверьтесь течению пьесы. Этим двоим можно доверять.

В качестве крышесносного постскриптума добавлю театр молчания Мориса Метерлинка. Вы знаете его по чудесной сказке «Синяя птица». Если хотите познакомиться с «другим» Метерлинком и окоченеть от ужаса и восторга, попробуйте его пьесы «Слепые» и «Там, внутри». Это не театр абсурда, а символизм, но, думаю, Ионеско и Беккет не обидятся таким соседством.

2. Японская литература как явление

Японская литература фактически родилась только в начале 20 века: до этого времени Япония была отделена от мира информационной «стеной». Культурного обмена не происходило: Япония никого не читала и Японию никто не читал. Когда Япония, со сменой власти, познала мировую литературу, она влюбилась в Достоевского и Мелвилла. И начала писать.

                                                                                                   Абэ Кобо

Гиганты японской литературы 20 века: Оэ Кэндзабуро «Объяли меня воды до души моей…», Абэ Кобо «Женщина в песках» и «Тысячекрылый журавль» Кавабата Ясунари. Там нет треша, но этот непередаваемый дух Японии – паталогически дзеновый… вы почувствуете. Либо влюбитесь, либо отбросите книжку с отвращением, даже не поняв толком, почему вам так мерзко. Стоит попробовать. Это квест.

3. Русский постимпрессионизм.

Если вам охота литературоведения и подорвать свои мозги, добро пожаловать! В конце 20 века русских писателей обуяло психопатичное настроение: «Литература закончилась! Все написано» и начался постимпрессионизм. Это направление, которое перерабатывает написанную литературу: смеется над ней, меняет ее, рефлексирует над ней. «Вся русская литература после Пушкина – это пушкинский дом без его постояльца…» - дает скромную ремарку первый постимпрессионист Руси Андрей Битов в романе «Пушкинский дом».

                                                                                           Венечка Ерофеев

Читать Битова – обязательно: тонкого, тягучего, настоящего. Читать Маканина с его длинным романом «Андеграунд, или герой нашего времени» или маленьким рассказом «Лаз». Язык подобен песне, не оторваться. С удовольствием прочтёте «Затоваренную бочкотару» смешливого Аксёнова и «Москву-Петушки» нежного алкоголика Венечки Ерофеева. Без удовольствия, но с восторгом – «Норму» злого литературного гения Владимира Сорокина.

4. Зарубежная сатира на общество потребления

Бегбедера и его роман «99 франков» мы все почему-то знаем, но вокруг него есть много гораздо более талантливых чуваков.

На первом месте прелестный роман Мартена Пажа «Как я стал идиотом» - ироничная исповедь 20-летнего интеллигента с превосходным языком.

                                                                                          Мартен Паж

Если вам нравятся французы, полистайте роман Перека «Вещи» и Кюртиса «Молодожены». Смешливый англичанин Алан Беннетт написал милейший роман-шутку над английской королевой «Непростой читатель».

5. Свежая зарубежка

Если мы интересуемся современной зарубежкой, мы идем читать «Тайную историю» и «Щегла» Донны Тартт, «Людское клеймо» Филипа Рота, можем попробовать «Безгрешность» Джонатана Франзена. Это сюжетная хорошая литература, про которую говорят: «Интересная книга!».

                                                                                                      Дон Делилло

Отдельное внимание сложному американскому писателю итальянского происхождения Делилло и его роману «Падающий». Сложный, хитросплетенный, рваный. Его невозможно забыть, если вы окажетесь на одной волне.

6. Современная русская литература.

Достойнейшие имена современной русской литературы: Водолазкин, Акунин, Иванов, Улицкая. Современная русская драматургия: Вырыпаев, братья Пресняковы (обязательно зацените легендарную «Изображая жертву», если еще не), Данилов, Гришковец, Петрушевская. Они хороши и печальны. И глубоки. И меланхоличны. И задумчивы. И вообще. Если передознуть русской литературой, начнется жесткие отходняки, можно впасть в экзистенциальный кризис. Осторожно.

7. Умирать от боли и выть от восхищения

Мир долго рефлексировал на Вторую мировую. Невероятным образом отрефлексировала Польша. Польская военная литература не имеет ничего общего с нашими рассказами о великой отечественной: читайте Ежи Ставинского «Записки молодого варшавитянина» или «Медальоны» Налковской. Такое количество жизни и смерти, любви и юности, страха и ответственности сложно найти.

Немецкая рефлексия: пьеса Борхерта «На улице перед дверью» и документальный роман «Смерть – мое ремесло» (Мерль).

Экстремалам даем наводку на официально самую страшную книгу 20 века – «Толстая тетрадь» Аготы Кристоф. История, рассказанная в дневниках маленьких братьев-близнецов. Пропитано ненавистью. Беременным и детям не читать.

Читайте настоящие книги, друзья. Давайте игнорировать Коэльо и позднего Пелевина. Давайте копать глубже, чем Ремарк и Хемингуэй – они бесподобны, но они не единственные. В мире литературы есть столько всего… литература – такая мощная штука… пробуйте.

Это будет сложно. Но это стоит того.

27 февраля 2019

Топ-5 фраз, которые нужны чиновникам

– Педофилы – не маньяки, – заявил вчера депутат из Екатеринбурга. Мы решили подкинуть идей для высказываний ему и его коллегам по цеху. Как говорится, рассказывай: доставай, показывай! 

Осторожно, вас снимают

Что делать, если вас сфотографировали исподтишка, а потом опубликовали в соцсетях?